l_bpyc (lifanov_l_bpyc) wrote,
l_bpyc
lifanov_l_bpyc

Category:

Суздаль

Настоящее вырвалось из ниоткуда, из-за предела времён, из сырых и скользких будней, из ранних скупых закатов – в мерцающую темноту, в скорость, во встречный ветер. Настоящее наступило в Москве в шестом тупике Курского вокзала в пятницу 9 февраля 2018 года. В 18 часов 23 минуты. И – сорвалось, дробя железо. Шестой вагон электропоезда ЭД4М в одной из самых современных комплектаций (тип билета: «бизнес»): электророзетки, юсб-отверстия, удобные кресла для комфортного передвижения, свободный от очередей туалет, рвущиеся снежные лохмотья, вбивающие внутрь пластик дверей летящие мимо «Стрижи», размазанный русский пейзаж за окном, чужие кричащие дети через проход и немного впереди. Настоящее наступило – придётся это с удивлением принять и перестать надеяться на безвозвратно утерянное будущее.

«Сегодня начинается с тебя», – напоминает рекламный слоган в метро. Утверждение не совсем верное. «Всё начинается с тебя», – исправляю ошибку. Сегодня – в том числе. Сегодня – в настоящем по пути в прошлое.





Прошлое начинается в паре сотен километров от сегодняшней Москвы, зачарованно принимающей столь припозднившееся настоящее (с изрядными точками общепита, необходимыми технологиями, комфортом ежедневной жизни, услугами посредством интернета и самой по себе услугой интернета в любом доступном для существования месте).

Важное уточнение: крепкий алкоголь во Владимирской области необходимо покупать до девяти вечера. После – не продадут.

Из Владимира в Суздаль едет маршрутка. Веками раньше в Суздаль добирались по Стромынской дороге: она шла из Москвы мимо сёл Измайлово и Черкизово, через Юрьев-Польский, Киржач. Через село Стромынь. Стартовала там, где сейчас в Москве улица Стромынка. Заканчивалась там, где сейчас в Суздале улица Стромынка.

Однажды я шёл по Стромынке мертвецки пьяный и думал о счастье, театре, девушках в лёгких плащах с нетерпеливым жаром под ними и тёплом осеннем дожде. За каждым углом мне улыбалось чудо, а жизнь была кругла, полна, черна и уютна.

История устроена так: что-то целесообразно происходит (имея на то основания). Или же по воле случая – да какая разница? И непременно влечёт за собой вереницу событий, каждое из которых влияет на дальнейшее повествование.

Дано: население Суздаля не меняется уже несколько веков (в вопросе количества). Князья, монастыри, чума, татары. Междоусобные распри. И Суздаль остаётся провинциальным городом. А Москва – начинает своё восхождение. А ведь могло случиться наоборот.

Второй пункт. В конце XIX века Нижний Новгород и Москву было необходимо соединить железной дорогой. Суздаль и тут остался в стороне, поэтому бурный рост промышленности этот город не застал – невыгодно, неудобно.

История, видимо, действительно не знает условного наклонения – а все условия привели к тому, к чему привели. И сегодняшний Суздаль не так сильно отличается от средневекового. Не так сильно, как другие города.

Жалеют ли об этом люди? Об упущенных возможностях? О десятке небоскрёбов, сотнях станций метро, миллионах резидентов? О судорожно прогрызающем себе дорогу сквозь Русскую равнину настоящем?





Тут – снег. Небо. Звук тишины – не отсутствие звуков.

Тут вокруг только космос (в который не нужен билет, сложные виды транспорта, технологические ухищрения – он уже здесь) и прошлое. Которое единственно ценно: будущего не существует, а настоящее – срезается, счищается, валится под ноги – и за спину, сзади шага, его нельзя ощутить.

Монастыри – смыслообразующая и градообразующая хорда. И одно без другого – не живёт. Вдоль излучины реки Каменки (правый приток Нерли, длина порядка 47 километров, площадь бассейна – 312 квадратных километров) на высоком левом берегу засел, окопался грузный Спасо-Евфимиевский (основан в 1352 году; высота Входной башни – 22 метра). Тут же – с яра подпирает окоём – на другой стороне: Покровский, женский (основан в 1364 году; знаменитая узница – София Суздальская, первая супруга Василия III, сославшего жену за бездетность, чтобы позднее зачать Ивана Грозного). Александровский и Ризоположенский – снова напротив, взгляд бежит влево-вправо, вниз – в заросли тростника (phragmítes austrális) и камыша (schoenoplēctus lacūstris), ввысь – в небо. Атмосферное давление: 746 миллиметров ртутного столба. Преобладающее направление ветра: южное. Осадки присутствуют. Купаться – лучше в Кидекше на Нерли. Зимой – санки, снегоходы, медовуха, водка, огурцы. Медовуха на базаре в два раза дороже, чем в «Пятёрочке». Крепче – только до девяти, после – нельзя, помните?

Говорят, Тонино Гуэрра очень любил снег и детство. И то, и другое он обнаружил в России. В Спасо-Евфимиевском монастыре – полсотни его рисунков. Там же похоронен Дмитрий Пожарский, в крещении Козма, предположительно, от греческого слова «космос».

Говорят, бродячие коробейники по прозвищу «офени» ходили где-то в этих краях, кучкуясь для более эффективного личностного роста именно в Суздале, за что их остальные русские люди опасливо (и, наверное, брезгливо) звали «суздала» (вроде как «любера», известное дело). Тайный язык офеней подхватили уголовники, а спустя века – артисты с телевидения, чиновники высокого ранга, дизайнеры уличной одежды и дети из социальных сетей. Низ и верх поменялись местами в одном месте – внизу, в настоящем.

Сверху остался космос, прошлое, снег, небо, Русская равнина, тростниковые чёрточки, кресты и – крест-накрест – горизонт.




















Tags: Суздаль, мысли, поездки, репортаж, рутина, фотографии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments